?

Log in

*Дорогой дневничок.


А что, лето уже было

Городской лагерь,оказался не так уж плох. А в самом деле, что плохого в том, чтобы тряхнуть стариной? Ситуацию облегчало то, что были выданы студенты. Нам достались качественные.

Июнь под аккомпанемент швейной машинки: тент на лодку, чехлы на паруса.

Парусный поход. Великолепная Святая Екатерина. 3 замечательных экипажа.Настолько замечательных, что порулить почти не дали)
Боже мой, кофе по утрам, звездное небо, потухающий костер и тихий разговор ни о чём вечером... Невидимая ниточка... Новая сказка?

К концу отпуска созрело решение уходить из Дворца и обычная поблажка себе: посмотрю немного, может, стало лучше.

Не стало. ушла.

Горжусь собой, хотя в момент подписания заявления не представляла, чем заниматься дальше. Хотя, нет, очень хорошо представляла, делать то, на что Дворец не оставлял времени последние 3 года - Жить.

Цепочка совпадений и, надеюсь, дело на ближайшие пол жизни у меня есть.
И новая сказка.
Пусть все получится)
Вообще, нравится мне мое теперешнее состояние: Хо-ро-шо.Всё хорошо. И улыбаться хочется. И дела домашние делать.
Чуть-чуть проветрить голову и начну опять креативить? Надеюсь. Глазки уже светятся)
Как же было здорово!
Совсем хорошо стало, когда дома запись посмотрела и оценила впервые размах действа.
Множество пар, кружащихся в вальсе, множество голосов, множество лиц... Страшные, когда встречаешь за кулисами, фрицы - черная лавина. Задорные солдаты-срочники. Деловые профессиональные ансамбли и мы удивляющиеся. Салют, сверкающий прямо над головой и люди вокруг. Много людей. Имен больше, чем способна вместить я, но как славно было в ходе репетиций встречаться взглядами и улыбаться одними глазами. Песни спеты, вальс станцован, косички заплетены и бинты смотаны, теперь это все осталось в записи и в сердце.

http://www.1tv.ru/video_archive/projects/9may/p93148

Бабушка об отце

http://www.geograd.ru/blog/1032?tid=&page=

13.04.2012

Топоркова Галина Дмитриевна, (вып. 1957 г., каф. метеорологии и климатологии)

Воспоминания о военном детстве и послевоенном времени.

Попросили меня написать воспоминания о времени войны… Не знаю, насколько это будет кому-то интересно, ведь это воспоминания 7-10-летнего ребенка об отдельных событиях, оставшихся в памяти 76-летнего человека.

Родилась я в семье военнослужащего 25 августа 1934 года в городе Хабаровске. Отец мой, Топорков Дмитрий Гаврилович, служил во время начала Великой Отечественной войны на Дальнем Востоке, часть была расположена на самой границе с Манчжурией, на берегу Амура в районе села Екатерино-Никольское. Отец в то время был командиром разведотряда.

Вскоре после начала войны было дано распоряжение об эвакуации семей военнослужащих в более отдаленные от границы районы, так как в Манчжурии в то время хозяйничали японцы, и ожидать с их стороны можно было всего, что угодно, вплоть до внезапного открытия военных действий.

Наша семья – мама, бабушка, моя младшая сестренка (ей было чуть больше 1-го года) и я были отправлены в Алма-Ату, где жили наши родственники – семья брата мамы.

Но маминого брата уже не было в живых, а семья его жила в довольно стесненных условиях, поэтому нам пришлось искать другое жилье. Так начались наши квартирные мытарства, ночевки вповалку на полу. Голодать мы не голодали, потому что, хотя мама официально не работала, но она хорошо шила, и ее взяли в коллектив жен командиров при доме Красной Армии, где они шили военное обмундирование для фронта. Зарплату им не платили, но она оттуда часто приносила обед. Мне почему-то больше всего запомнились пироги с вареной свеклой – они были мокрые и красные…

Однажды я играла на улице около арыка с несколькими ребятишками, и вдруг наше внимание привлек военный моряк, идущий по улице. Я подумала: «Вот кому-то повезло, чей-то отец вернулся…» Но когда он приблизился, я поняла: «Да это же мой папа!!» Представляете, какое это было потрясающее счастье!

Это был конец лета 1942 года. Отец воевал на западном фронте в районе Ленинграда, ему даже приходилось ездить по «Дороге жизни» через Ладогу. По соображениям командования, отец, был отозван обратно на Дальний Восток и возвращен в свою пограничную часть на Амуре. По пути на Дальний Восток отец и заехал к нам в Алма-Ату. Пробыл он у нас пару дней, потом мама провожала его поездом до какого-то сибирского городка, откуда он направился в свою часть.

В сентябре 1942 года я стала школьницей – пошла в первый класс алма-атинской школы. О своих первых впечатлениях особенно ничего не помню, кроме того, что у меня оказалось очень плохое зрение… Для работы в классе нам выдавали тетрадки, но их нельзя было забирать домой. Маме приходилось ходить в школу и обводить в моих тетрадях линеечки, чтобы я могла писать – я их не видела… Для выполнения домашних заданий тетрадей не было, и мама делала их из плакатов с красно-черно-желтыми рисунками и жирными надписями против фашистов. Она разрезала эти плакаты, сшивала из них тетради и линовала для меня страницы, чтобы я могла писать по этим линеечкам. Бумага плакатов была отвратительная, рисунки просвечивали на той стороне, где мне нужно было писать, но… ничего другого не было.

В декабре 1942 года мама получила документы, позволяющие нам вернуться на Дальний Восток в часть, где служил на границе отец. Заканчивать первый класс мне предстояло в деревенской школе села Екатерино-Никольское. По приезде домой я обнаружила на столе, где должна была делать уроки, стопку замечательных тетрадей в розово-оранжевых обложках, на которых было написано «Зошит», видимо это слово «Тетрадь», но до сих пор не знаю, на каком языке. Бумага в тетрадях была чудесная, очень гладкая и линеечки очень четкие… Отец, видимо, с маминых слов знал о моих мучениях с письмом в самодельных тетрадях, и позаботился обо мне…

Дорога в деревенскую школу шла прямо по берегу Амура. Школа была далеко от военной части, поэтому нас (нескольких детей) утром на занятия отвозили на лошади, а обратно мы возвращались сами.

Отца мы почти не видели дома, он с утра до ночи был занят на работе. В домах у офицеров скрытно жили китайские товарищи. Отец и его сослуживцы часами беседовали, занимались с ними, готовили будущих китайских активистов.

В силу сложившихся обстоятельств разведотряд, которым руководил мой отец, был в спешном порядке переведен на другой участок границы. Переезжали всем хозяйством, всем личным составом, с семьями по Амуру на пароходе и огромной барже. Железной дороги в Екатерино-Никольском не было.

На новом месте в районе города Биробиджан мы прожили не долго. В августе 1944 года отец был переведен на Базу Краснознаменной Амурской флотилии (КАФ) под Хабаровск. Там же на базе КАФ мы встретили окончание Великой Отечественной войны.

9 мая 1945 года в середине дня я отправилась в школу (учились мы тогда в три смены). Я заканчивала третий класс. Пройдя половину дороги до школы, на улице от прохожих услышала взволнованные возгласы об окончании войны. Я побежала обратно домой, а на улице уже творилось что-то невообразимое – шум, гам, песни, пляски и слезы… Вед база КАФ – это был военный городок и кто-то сам участвовал в военных действиях, у кого-то – родные, кто-то потерял на фронтах своих близких. В общем вокруг было все, как и по всей стране.

Но на этом война для нас не закончилась. 5-го августа 1945 года начались война с Японией. Длилась она, правда, недолго – 3 сентября 1945 года Япония капитулировала.

Отец принимал непосредственное участие в военных действиях, но и после их завершения «его война» продолжалась еще долго – ведь он был разведчиком и владел китайским языком.

Последующие три года – 1946, 1947 и часть 1948 мы его почти не видели. Дома он бывал очень редко, подолгу работал на китайской территории, где шла гражданская война между революционным Китаем и гоминдановцами. Эта война привела к победе первых и возникновению в 1949 году Китайской Народной Республики.

В конце 1949 года отец был переведен с Дальнего Востока на Запад. Дальнейшая его военная служба продолжалась в Риге, Таллинне. Но с Востоком ему все-таки расстаться не удалось: с мая 1954 года и по август 1956 года он работал в Пекине военным атташе в Советском посольстве в Китайской Народной Республике.

Я к этому времени закончила в Таллинне среднюю школу и в 1952 году поступила в Саратовский Государственный Университет, в 1954 году закончила II-ой курс географического факультета. В сентябре 1954 года, когда моя семья поехала к месту службы отца – в Пекин, я перевелась на кафедру климатологии на III-ий курс географического факультета МГУ, который и окончила летом 1957 года.

За весь военный и послевоенный периоды службы в Армии отец был награжден орденами «Ленина», «Красной Звезды», «Великой Отечественной Войны», «Красного Знамени», орденами и медалями Китайской Народной Республики. Сейчас его награды – ордена и медали, хранятся у моей младшей сестры.

Отец ушел в отставку в 1958 году, умер в марте 1988 года в Москве. С фактами жизни моего отца – Топоркова Дмитрия Гавриловича, можно познакомиться в Справочнике В. М. Лурье «Военно-морская разведка СССР (1918 – 1960 гг.), выпущенного издательством «Дмитрий Буланин», СПб, 2009 г. В этот справочник включены биографические статьи об отдельных руководителях и сотрудниках военно-морской разведки, проявивших себя в годы Великой Отечественной войны. В биографических статьях содержится информация о дате и месте рождения и смерти, национальности, о дате вступления в партию, знании иностранных языков, пребывании в той или иной должности, сведения о награждении орденами и именным оружием.

Многие герои книги прошли суровый жизненный путь. О разведчиках недаром говорят, что они – сплав силы и интеллекта. И в годы войны, и в мирное время они всегда остаются бойцами, но только «невидимого фронта». Всех их объединяет патриотизм, самоотверженность, высокий профессионализм и чувство долга.

Вот так мы храним память о нашем отце, всю свою сознательную жизнь отдавшем Красной, а потом Советской Армии, воспитавшем множество замечательных людей, которые с благодарностью вспоминают его до сих пор.
По крупицам собирается информация о прадеде. О разведчиках много не известно. Есть официальная сухая информация. Есть медали и воспоминания бабушек.

Топорков Дмитрий Гаврилович (1909-3.1988), представитель высшего командно-начальствующего состава СА и ВМФ, сотрудник военно-морской разведки, военный атташе Посольства СССР в КНР, полковник в отставке.
Родился в 1909 году, уроженец г. Уссури Приморского края. Русский. Член ВПК(б) с 1929 года. Участник Отечественной войны и советско-японской войны в августе-сентябре 1945 года. Послужной список: 06.09.1927-05.1930 г. курсант, Владивостокская военная пехотная школа ОКДВА; 05.1931-08.1931 гг. командир взвода 5-го ПП 2-й стрелковой дивизии ОКДВА, г. Благовещенск; 08.1931-05.1932 гг. слушатель Военной школы ВВС г. Оренбург; 05.1932-12.1933 гг. младший летнаб 69-го Авиаотряда ОСО ОКДВА; 12.1933-08.1935 гг. старший летнаб штурман звана 69-й Отдельный разведывательный авиационный отряд (ОРАО) ОКДВА; 08.1935-01.1937 гг. Флагштурман 69-й ОРАО Амурской Краснознаменной военной флотилии; 01.1937-11.1938 гг. слушатель курсов военных переводчиков при 2-й Отдельной Краснознаменной армии (ОКА); 11.1938-07.08.1938 гг. и.д. помощника начальника Морского приграничного разведывательного пункта РО АВФ; 07.08.1938-11.07.1944 гг. командир МПРП-МПС № РО штаба АКФ; с 17.07.1944 г. заместитель начальника разведывательного отдела штаба АКФ.
Майор
Топорков Д.Г. за период командования специальной разведывательной частью агентурной разведки флота МПРП-МПС №1, дислоцированную вблизи с. Екатеринино-Никольское и в районе г. Биробиджан. Значительно улучшил агентурную работу. В 1942 г. находился на боевой стажировке в Оперативном разведывательном центре (агентурная разведка) в состав Действующей Красной Армии. Во время военных действий в августе-сентябре 1945 года возглавлял Оперативную группу разведывательного отдела и выполнял специальные задания. Хорошо подготовленные оперативные работники и агентура пункта успешно выполнила, поставленные перед ней специальные разведывательные задания на территории противника. В течение 1945-1948 гг. неоднократно выполняет специальные разведывательные задания в Маньчжурии.
В послевоенные годы продолжал службу на Дальнем Востоке, а с 1949 года в Прибалтике – гг. Рига и Таллин, на учебе в Военно-дипломатической академии. С мая 1956 года по август 1956 года Военный атташе Посольства СССР в КНР. С 1958 года в запасе. Умер в марте 1988 года в Москве.
Награды: орден Ленина, орден Красного Знамени, два ордена Отечественной войны I степени (21.09.1945) и II степени (06.04.1985), два ордена Красной Звезды (03.11.1944, 05.11.1944), медали.
Александр Слободянюк.

http://hghltd.yandex.net/yandbtm?lang=ru&fmode=inject&tld=ru&la=1429855360&text=%D0%A2%D0%BE%D0%BF%D0%BE%D1%80%D0%BA%D0%BE%D0%B2%20%D0%94%D0%BC%D0%B8%D1%82%D1%80%D0%B8%D0%B9%20%D0%93%D0%B0%D0%B2%D1%80%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87&url=http%3A%2F%2Fvoenspez.ru%2Findex.php%3Ftopic%3D30421.180&l10n=ru&mime=html&sign=3d404b083bbb8e3c2ba878814eaf17ab&keyno=0

Взять и быть...

Кто б там не говорил, про то, что миром правят деньги, идеи, любовь или что-то там еще, всё это ерунда. Миром и жизнью большинства обычных людей, по факту, правит страх: облажаться, показаться кому-то не таким, не достичь своей цели, упустить свою мечту... Это ладно, жить - страшно. Апогей, когда чтоб не облажаться, человек порет такую фигню, что "спасибо, следующий"; в погоне за "не быть как все" оболванивается под шаблоны своего теперешнего окружения; достигая одну цель, теряет из виду сотню других; боясь упустить мечту разменивает её черти на что; ждёт, что потом будет лучше. Ага, само возьмёт и будет.
Потом приходит "старость", "поздно", "у меня своя жизнь"... Мечемся по жизни и выщипываем друг другу из ангельских крыльев перья...
Стандартный сюжет, основа любой книжки, а мы все ходим по замкнутому кругу. Как тот пони в парке. Разорвать круг бы, разрешить себе и тому, кто люб быть счастливым, да страшно. Страшно, что не получится, страшно, что будет больно, страшно выйти из зоны комфорта.
Возьми и сделай. Хороший призыв для бизнеса. Чудесная возможность для сердца.
Взять и приехать. Взять и позвонить. Взять и простить несовершенства. Взять и быть...

Я в тебя верю...

2014-тый был очень непростым и неоднозначным. Настолько, что кажется, еще долго будет "аукаться" в разных ситуациях. Большую его часть меня убеждали, что я очень сильная женщина. Это они не видели, как я ныла от усталости и ревела от отчаяния в промежутках.
Сейчас, общаясь с людьми, в процессе запуска финансово-оправданных проектов, общаясь с людьми, которые носом землю роют, чтоб научиться выбивать из мироздания заветные бумажки, я понимаю, что это здорово, но... скорее побочный смысл. Главным результатом приложения моих сил должно быть что-то красивое и абсолютно реальное, что-то, что может показывать людям, что там за горизонтом, именно это меня вдохновляет: сшитая огромная флисовая карта мира, по которой можно ползать, если тебе 3; чудесная и грациозная лодка; прекрасный, тронувший зрителей до слез, спектакль...
Эта зима, в сравнении с прошлой, кажется пустой, события тянутся как ирис, хотя по время распределено так, что не продохнуть. Идей, как обычно, громадьё, но они таки и остаются эфиром. Оказывается, чтобы взять и сделать мне как воздух нужно: Я в тебя верю...

Дворцовое

В прошлые годы, когда Дворец трясло, я читала, думала, планировала, как устоять, как удержать направление, как сохранить и развить дело, как поддержать тех людей, которые поставили на ноги, заставили поверить в себя. Сейчас - провела вечер в просмотре вакансий. Знаю одно. Бороться больше не могу. Ветряные мельницы победили. начинать все с нуля - не хочу. Знаю, что эта позиция - не позиция успеха. Удивила коллег своим "уходом в тину" в то время, когда можно сделать, показать себя начальству. Никого убеждать в своей работоспособности уже не хочу. Начальство меняется так часто, что всем не угодишь, а прогибаться не умею.

Переезжаем из одного кабинета в другой. Вещи собраны. Ничто не держит. Так думаю, пока не увижу глаза коллег?

Метки:

Светлая память. Это человечище. Это явление. удивительно светлый и необычайно мудрый. Не хочется верить. Хочется как прежде, затаив дыхание ждать, когда откроется занавес и начнется работа души, потому что по-другому на его спектаклях не бывало.

!

Влад обозвал Петю бабником. Взрослые спросили, что слово значит. Влад объяснил: Бабник - тот, кто от девочек убегает.

Первоклассная работа

Катя:
Первоклассные первоклассники вшестером охрипнут одного педагога и сделают так, что он (или это была Она?) забудет своё имя. Однако, на вопли: "Тёёётя!" и "Екаперита Апекандранах" и прочую непереводимую (хрень) игру слов откликаться всё-таки не начнёт.


Анна
100 пудов это был Матвей=)

Катя:
не, Матвею глубоко безразлично как меня зовут, он подкупает фразой: "Я Вас люблю" и так это говорит, что подвох чувствую, а всё равно, верю) Выше приведены цитаты из Вани. Есть ещё: "Отстаньте, я играю!", ну, и клубок: Егор-Эвелина, классика жанра - шалим->плачем. А, Варю забыла: "Мой жираф! Самая любимая жирафа" - это на все вопросы ответ. Есть ещё один, Не Я зовут, кореец, видимо. Его на занятии, не было, но жаловались на его проделки все шестеро)
Сейчас понимаю, что не смотря на видимый хаос и ощущение "ад-ад", мы много успели. А когда пришла за детьми Ж.М., эти милые крошки сидели и тихонечко рубились в мемори.

Profile

ощущенье полета
kc_veter
kc_veter

Latest Month

Август 2015
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Tomohito Koshikawa